Обычный Крупный Очень крупный
A A

Михаил Бондарев: «Благотворительность – это важно, нужно, интересно и приятно»

8/02/2019


-

Михаил Бондарев – владелец сети школ иностранных языков «ВКС – International House». Но сегодня он уже больше известен как учредитель и глава Фонда «Шередарь», который занимается психологической и социальной реабилитацией детей, перенесших жизнеугрожающие заболевания. О реабилитационном лагере в Сосновом Бору Владимирской области написаны и сняты десятки репортажей. Мы же решили поговорить с Михаилом Афанасьевичем о «механике добра». О том, как возникла идея фонда и почему благотворительность – это приятно.

Душевная Москва: Михаил Афанасьевич, у вас два детища – коммерческое предприятие школа иностранных языков ВКС и некоммерческая организация – фонд «Шередарь». Каким образом взаимодействуют эти структуры, и как лично вы распределяете свою энергию между ними? В чем разница?

Михаил Бондарев: Разница не такая большая. ВКС – главный спонсор фонда «Шередарь». Оба расположены в одном офисе. И фондом, и компанией управляю я. Но уже хотел бы дистанцироваться от оперативного управления.

ДМ: Почему?

М.Б.: Хочу, чтобы «Шередарь» работал и помогал детям еще как минимум не один десяток лет. Я бы не хотел, чтобы «Шередарь» зависел от кого бы то ни было. В том числе от меня.

ДМ: Вы говорите о фонде чаще, чем о бизнесе. Ваша душа там, где помогают?

М.Б: Я родился таким. У меня, наверное, есть ген благотворительности. И занимаюсь я этим для себя, не для других. Я в этом смысле эгоист. Мы часто на эту тему спорили с Галей Чаликовой (Галина Чаликова была учредителем и директором Фонда «Подари жизнь». Скончалась в 2011 году – Прим.ред). Она говорила: «Я делаю добро детям», а я всегда утверждал, что делаю добро себе. Благотворительность – это важно, нужно, интересно и приятно. То есть я делаю то, что мне нравится. Я не снимаю с себя последнюю рубашку. Зато, когда кому-то поможешь, внутри эмоция приятная возникает, что ты кому-то помог, что кто-то радуется сейчас. Я не могу этого объяснить. Но вот Пол Ньюман, который основал в Америке фонд, похожий на наш, он говорил: «Когда меня спрашивают, почему вы занимаетесь благотворительностью, я всегда в недоумении, потому что не понимаю, как можно не заниматься благотворительностью!». Я вообще считаю, что все люди так или иначе делают это. Если ты перевел бабушку через дорогу или уступил кому-то место в метро, это уже добрый поступок, который приносит радость. Помогать приятно. Я всегда хотел, чтобы деньги, которые я зарабатываю, приносили пользу людям. Где я только не делал благотворительность. И в церкви, и в детском доме. Но то, чем я занимаюсь сейчас, это самое эффективное.

ДМ: Прежде, чем я спрошу, как вы добились такой эффективности, скажите, а какие в принципе бывают мотивы у благотворителей? У вас – удовольствие. Но это явно не единственная мотивация.

М.Б: Бывает, что люди хотят излечить собственную боль. Таких много. С человеком случилось несчастье, и он думает, что помогая другим, вылечится.

ДМ: Вылечиваются?

М.Б.: Не знаю. В ряды волонтеров «Шередаря» мы стараемся таких людей не брать. Дети с онкологией иногда по пять-шесть лет проводят в больницах. И вот когда самое страшное позади, ребенку приходится заново учиться быть обычным. Думать, как обычный ребенок. Играть как обычный ребенок. Общаться со сверстниками... Быть счастливым. Вот этим мы в лагере и занимаемся. Поэтому «раненые целители» не для нас.А вот если человек пришел к нам ради карьеры, например, с удовольствием берем… У нас работают очень крутые психологи. Я считаю, что у нас лучшие психологи в стране. И одни из лучших в Европе. Все волонтеры в лагере проходят четырёхдневный, а в больничном проекте (в Москве, в Российской детской клинической больнице) - двухдневный тренинг, а потом мы дважды в месяц их собираем и поддерживаем, то есть все делаем по-настоящему. Это серьезная профессиональная работа.

ДМ: Как вам удалось построить такую эффективную благотворительность?

М.Б.: Во всем нужно быть профи. Готовишь еду – готовь профессионально. Я не имею в виду, что ты должен стать дипломированным поваром, прежде чем подойдешь к плите. Просто все надо делать качественно. Если занимаешься благотворительностью, это тоже надо делать профессионально, в полную силу.

ДМ: Ну, вам-то проще, вы не зависите от денег жертвователей!

М.Б.: Я коммерсант, и свои коммерческие предприятия я действительно вплотную придвинул к «Шередарю», чтобы «Шередарь» получал деньги. Обычно фонды собирают средства и часть из них оставляют себе – на офис, на зарплаты, на бухгалтерию… По закону это 10-20%. У нас по-другому. С общества в виде пожертвований мы собираем, предположим, миллион, а тратим на детей семь миллионов. Каждый должен выбрать свою модель. Наша такая – основная часть затрат фонда покрывается из прибыли «ВКС – International House». И только немножко мы получаем от общества или, вот как в этом году, – от Комитета общественных связей и молодежной политики в виде Гранта Мэра.

ДМ: А как вообще родилась идея создать фонд «Шередарь»?

М.Б.: Сначала была школа ВКС. Потом возникла идея сделать выездные летние лагеря для тех, кто учит английский. И мы делали эти лагеря на базе санатория. Потом, когда санаторий начал разваливаться, Галя Чаликова, которая у нас отдыхала, предложила самим построить дома для ребят. И мы решили строить коммерческий центр ВКС. И это уникальный случай в истории благотворительности, когда благотворительный фонд ( «Подари жизнь» - Прим.ред) идеей, «пиаром» помог коммерческой организации создать площадку для ее деятельности в обмен на устное обещание Михаила Бондарева, что в свободное от каникул время он будет бесплатно принимать детей на реабилитацию. Так и началось строительство срубов в Сосновом бору (Детский реабилитационный центр «Шередарь» - это 26 типовых домиков, расположенных на территории почти 150 000 квадратных метров в Сосновом бору Владимирской области – Прим.ред.). Сейчас я это имущество передал в собственность благотворительного фонда.

ДМ: Сколько же денег вы потратили за все шесть лет работы фонда «Шередарь»?

М.Б.: А бог его знает. Я не люблю деньги считать. Путешествовать люблю, разговаривать люблю, людей люблю. А деньги считать – нет.

От редакции: 28 февраля 2019 года начнет свою работу организованная фондом «Шередарь» IX научно-практическая конференция «Ребёнок в ситуации тяжёлого заболевания: практики психолого-социальной реабилитации».

Конференция будет проходить на двух площадках:

с 28 февраля по 1 марта в Ресурсном Центре НКО (по адресу 4-й Вешняковский проезд, д.1, к. 1).

2 и 3 марта в детском оздоровительно-реабилитационном центре «Шередарь»

До 15 февраля можно подать заявку для участия в конференции, пройдя регистрацию по ссылке: https://docs.google.com/forms/d/1WYVYinuuapY4IonJK